Вы здесь

“Знакомства на работе – это непрофессионализм!” . Девушка-барбер рассказывает о профессии.

Мы привыкли, что барбершоп – это только мужчины. А в «CUT» сломали стереотипы и пригласили работать девушек. Сегодня барбер Анастасия рассказывает нам о профессии, клиентах и том, что злит парикмахера.

– Откровенно говоря, я вообще не думала, что когда-нибудь стану парикмахером, тем более хорошим. Изначально хотела стать художницей, но судьба распорядилась по-другому.

Пять лет я проучилась в колледже на парикмахера, визажиста и мастера по маникюру, затем устроилась в салон “Чародей”, которому до сих пор благодарна. Особенно директору: после колледжа я была “нулевой” в мужских стрижках, но он дал мне возможность учиться и практиковаться.

Позже меня заметили Алексей с Вадимом. Я пришла на собеседование, показала свое мастерство и поняла, что хочу с ними работать.

Сложно ли дался переход из “Чародея” в “CUT”? Все-таки, публика там разная, да и специфика работы тоже.

– Да, перемены были значительные, но я по натуре трудоголик и всегда нацелена на результат, поэтому на риск пошла не задумываясь. Хотя с родителями все же посоветовалась (смеется).

Я ни разу не пожалела. Здесь мне комфортнее. Приходит очень много молодежи и это не может не вдохновлять. У нас работают талантливые мастера, у каждого своя техника, и мы все учимся друг у друга, советуемся, постоянно развиваемся. При этом у нас все равны, нет кого-то, кто был бы лучше всех. Я очень люблю эту работу и выкладываюсь на все 100%.

И все-таки, почему вы стали именно мужским мастером?

– Женщинам обычно сложно угодить, с мужчинами гораздо проще. Женские стрижки и укладки – не мое, мужские более точные. Да и с окрасками никогда не любила работать.

   

А мужчин красить не приходится?

– Только тонировка, камуфляж, закрашивание седины. Женское окрашивание это уже совсем другая специфика.

Здесь вам приходится работать с опасными бритвами, это не страшно? Где вы этому учились?

– Навык работы с такой бритвой я получила здесь: к нам приходили мастера, показывали и рассказывали что и как нужно делать. Конечно, сначала нервничала, руки дрожали, но все это можно побороть, если захотеть, привыкаешь на самом деле быстро. Сейчас уже не страшно, а наоборот, интересно.

Вы всегда стрижете так, как хочет клиент или стараетесь советовать как лучше?

– Большинству, конечно, советую, ведь к каждому клиенту нужен индивидуальный подход: исходные данные и формы лица у всех разные. Но бывают клиенты, которые не хотят прислушиваться к советам, принципиально делают то, что хотят, и тут я уже бессильна. Иногда даже с фотографиями приходят и показывают, как надо.

 Много за вашу карьеру было недовольных?

– Надеюсь, все уходят от меня счастливыми. Мужчины редко высказывали недовольство, на моей памяти. Только на предыдущем месте работы были такие, кто просто вставал в процессе и уходил, не заплатив. Причины этих поступков мне до сих пор неизвестны (улыбается).  

Все привыкли, что в барбершопах работают исключительно мужчины. Как первые клиенты реагировали на то, что их стригут и бреют девушки? Не боялись садиться в кресло?

– Наоборот, они были в восторге, что работают девушки. Это же интересно. К тому же женские руки кому-то более привычны, хотя, каждому свое.

С вами пытались знакомиться?

– Да, и это происходит довольно часто, но мы пресекаем все попытки. Знакомства и панибратство на работе – это непрофессионализм.

Иногда мы с коллегой после работы заходим в бар и случайно встречаем наших посетителей. Уже там мы общаемся в неформальной обстановке и объясняем нашу позицию, что это неправильно.

Но, что хорошо, все гости у нас адекватные и воспитанные, никто никогда не переступал рамки приличия.

Парикмахеры почти как бармены, с ними клиенты тоже любят поговорить. Как у вас строится общение с посетителями?

– Я не очень красноречива во время работы, люблю сосредоточиться на стрижке и искать пути лучшего исполнения своей работы, поэтому первой разговор никогда не начинаю. Но если клиент начнет говорить, конечно, поддержу беседу.

На жизнь нам никто не жалуется, все разговоры в основном о погоде и работе. Но самая популярная тема – автомобили: я начинающий водитель и это мне правда интересно.   

У вас много постоянных клиентов?

– Почти все. Я их всех люблю и уважаю. Иногда они становятся хорошими друзьями. Есть и такие, с которыми познакомились еще на моем первом месте работы.

А часто “вторые половинки” приходят вместе с парнями?

– Да, и к нашим мастерам-мужчинам почему-то чаще: сидят и наблюдают, чтобы не дай бог не состригли чего лишнего. Вы не представляете, как сильно этот взгляд мешает рабочему процессу

Какие еще моменты вашей работы вас раздражают?

– Когда клиенты опаздывают, приходится работать в ущерб своему свободному времени. Хотелось бы, чтобы люди уважали и ценили чужое время.

Еще, когда стрижешь клиента так, как он хочет, а он в итоге меняет свое мнение и все приходится делать заново. Благо, такое нечасто происходит.

Что бы вы посоветовали человеку, который тоже хочет быть хорошим парикмахером?

– Сначала нужно отучиться: в колледже, на курсах, брать частные уроки у мастеров – не важно. Надо участвовать в каких-то конкурсах и постоянно совершенствоваться. Один раз пройти курсы мало: все развивается и достаточно быстро.

Увы, многим минским парикмахерам очень не хватает мастерства и уровня. Сейчас очень много дилетантов и самоучек, которые считают себя профессионалами, хотя это не так. Если честно, не люблю на эту тему разговаривать, потому что многие мастера обидятся. Но это правда.

Уже открылось довольно много барбершопов, но сотрудники там, зачастую, бывают посредственными. Зайдя в заведение, можно сразу понять, хороший перед вами мастер или нет: особенно это видно по его стойке, по тому, как он изъясняется и как работает с инструментом.